Jump to content

Recommended Posts

Олег,

 

Не трави душу с печкой, а? ;) У меня тоже есть такая, своя, вот только выбраться к ней - мечта пока несбыточная... У нас тоже леса есть, красивые:

 

post-33-0-65666400-1392882649_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

А где это?

Слушай, надо к тебе в гости съездить! На будущий год, а? Вот и посидим у печки. Еще кого-нибудь возьмем... из наших, с уголка полярника!

Edited by Marque

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тверские леса.  :sarcastic:  С волками, кабанами, лосями. Лисы просто похарчиться заходят - строчки следов появляются прямо в поселке. Еноты по ночам по лесным тропкам шастают (  :pioneer:  не вру, вещдок есть).

 

Самому бы вырваться...

 

post-33-0-39245800-1392884274_thumb.jpg

Edited by Alexander Belov

Share this post


Link to post
Share on other sites

В Твери я был один раз. В городе недолго.. В храм заходил, на трамвае катался.))

Share this post


Link to post
Share on other sites

От этих мест до Твери - 80 км... Если по "железке" - то с пересадками, прямых поездов нет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я сначала к тебе домой, а там вместе добираться будем.  :yes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дакар - Кабо - Верде. Попробую перелететь через океан, по крайней мере карту пока подготовил до  Lufthansa Westfalen.

 

d99c79a3c473.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Небезызвестный всем, кто летал в свое время по Треугольнику и не заблудился, Уолкер Кей

 

XlyR74ck.jpg

 

Впереди ~3 часа чистого океана

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Ребята, прошу прощения! В предыдущем своём сообщении я дал неверную ссылку. 

Вот действующая:  http://yadi.sk/d/uEyTFg9oJLtza

Скрины: 

http://www.avsim.su/forum/topic/132170-%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D1%8F%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%82%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%8B/#entry2513319

http://pixs.ru/showimage/Gaz4jpg_1887083_10896048.jpg

http://pixs.ru/showimage/Gaz5jpg_9084590_10896057.jpg

http://pixs.ru/showimage/GAZ6jpg_4968440_10896062.jpg

http://pixs.ru/showimage/Gaz7bmp_5580775_10896070.jpg

http://pixs.ru/showimage/mi8tjpg_3307042_10896083.jpg

http://pixs.ru/showimage/Bezimyanni_9838705_10896090.jpg

Большая просьба ко всем неравнодушным посмотреть сцену!

Немного дополненный сценарий: http://yadi.sk/d/uEyTFg9oJLtza . Добавлены эффекты. 

Edited by Сокол

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что-то у меня не так, не могу найти... (а где-то было..)

Ох, устал..., боюсь уже брошу эту сцену.

Принимайте как есть, пробуйте. Если добро (бобро) дадите - выложу в файлы.

attachicon.gifUSHP-Gornopr-k.zip

attachicon.gif1970.jpg

attachicon.gif1974_g.jpg

Примерно где-то так..

Скачал. Добавил маленькую полосу для трафика, если он будет туда летать. Облётываю... Олег, а что за "Лес"? У меня площадка среди ёлок... 

Edited by Сокол

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Константин Палыч, если уж у вас такой доступ к информации по аэродромам, у меня такой вопрос: сколько не искал, но выходит, что и у аэропорта Депутатский, и у аэропорта Джаргалах, что в Якутии, одинаковые коды ИКАО "УЕВД"; но ведь такого быть не должно? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Константин Палыч, если уж у вас такой доступ к информации по аэродромам, у меня такой вопрос: сколько не искал, но выходит, что и у аэропорта Депутатский, и у аэропорта Джаргалах, что в Якутии, одинаковые коды ИКАО "УЕВД"; но ведь такого быть не должно? 

 

УЕВД в базе один - Джаргалах:

 

XlyR74di.jpg

 

Депутатский:

XlyR74dj.jpg

 

Подробную справку честно заказывать некогда с этой Украиной...

  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо большое! "УЕБД" значит Депутатский. А в дурацкой Википедии "УЕВД" для обоих портов. :)

Edited by Сокол

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ох, товарищи, пропился недюже.. Кое как выхожу.
Алексей, сокол, площадка в лесу, сам перенеси.

А вы знаете какой ВЕЛИКИЙ человек Луи Армстронг?!! 

Когда мне плохо или болею - только Великий Луи!

Так, к слову, чтобы и вы знали..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Товарищи коллеги, вопрос на засыпку - ваше мнение?

 

В Харасавее я много раз бывал в морском порту, два раза в сам поселок за продуктами ездили (это 2004 прим. год) 

И единожды только в аэропорту. Но там только вертодром сейчас. И ниче не запомнил, было морозно (20 октября было)

Стояли на улице (нас на вахтовке привезли) и ждали только когда нас в вертолет запустят. Ничего не помню где и что... Погрузились.

 Вышел, помню, пилот и говорит 2 человека лишние. (Было много шмоток в добавок, даже на створках мешки и коробки лежали)

Все вежливо к люмикам отвернулись. Он головой покачал рукой махнул и...  пошел запускаться.

Зависли над площадкой, он маленько назда как-бы "сдал" и на высоте 2-3 метра, опустив нос разогнался к морю и пошли вверх.

Уже лед малеха был. Серо-зеленое такое (грязное после шторма - там илистое дно)

И 4 часа до Надыма пилили.. там -40 где-то было.

 

http://russianplanes.net/search.php?sereq=%D0%A5%D0%B0%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%B0%D0%B2%D1%8D%D0%B9

 

Ваше мнение - "фантазию" стОит делать? Или инфу набрать? На гуглях и яндекс картах там полный туман.

Переделывать потом хуже просто. 

Edited by Marque

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я заказал фотки по Харасавею, но парень сейчас в отпуске. Сказал что сделает фотки того, что когда то было аэропортом. Но только после отпуска.Когда отпуск кончается хз.

Вот здесь http://funfix.ru/post/31410/ в комментариях найдешь фотки шестерки в Харасавее

Edited by HOHOL

Share this post


Link to post
Share on other sites

ффух... , мы уже разговаривали вроде про этот борт.

Ну не на аэродроме он упал!

А нужны фотки аэродрома. Причем несколько. Чтобы иметь представление где там что.

А я находил и много фоток и даже видео, где с аэродрома Харасавея шестерки взлетают.

Но они не отражают обстановки вокруг. Чисто показ вертолета и всё!

Там вон какие красавцы!

post-57099-0-63352100-1393277063_thumb.jpg

Edited by Marque

Share this post


Link to post
Share on other sites

ффух... , мы уже разговаривали вроде про этот борт.

Ну не на аэродроме он упал!

Я как бы в курсе. Но если ты собираешься делать сценарий, то не плохо было бы и эту шестерочку пририсовать. Она ведь там давно валяется.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я как бы в курсе. Но если ты собираешься делать сценарий, то не плохо было бы и эту шестерочку пририсовать. Она ведь там давно валяется.

Так понятно. Считай местная одна из главных достопримечательностей! Все стараются сфотаться рядом.

 

У меня знакомый диспетчер тоже пытался найти схемы. Говорит съезжу в Тюмень там спрошу. Нифига не получилось.

А вот нельзя-ли попросить того парня, чтобы и от руки нарисовал где что и как?

Вышку нарисовал (хотя говорят они стандартные все были под тип как в Красноселькупе или на Соловках) можно и такую поставить.

Вообщем, если получится что из него вытянуть поподробнее!!!! - С меня сразу бутылка!   :cheer1:    :D

 

И вообще нужны люди, которые туда летали... для подробного опроса!

 

Вообще это мы не там разговариваем-то, экскузьми всем! В ветке "аэропорты Ямала" надо на эту тему. Ам сорри нох айн малль!

Edited by Marque

Share this post


Link to post
Share on other sites

Элементарно :) Так же как в 30-40-е летали без приводов. Счисление и ориентиры (речушки, сопки, дороги). Вертолёты вообще визуально летали постоянно.

У нас в Оймяконском районе всего три, наверное, привода было - Усть-Нера, Оймякон и Мома. Все три окружены горами, то есть услышать с небольшой высоты можно лишь в районе аэродрома. Но летали вертолёты везде без проблем и по карте. То же самое и в остальной Якутии...

 

Рассказ очень понравился, спасибо. В свое время выписывал журнал "Гражданская Авивция", в одном из номеров прочитал рассказ "Чудо зеленое", который так же запал в душу, вот решил поделится...

 

 

Или один день из жизни вертолетчика.

Снижая вертолет и гася скорость, Борис оценивал подходы к застрявшему трактору. Стоял он капотом по ветру, в сторону берега, и его желтые бока облизывали торопливые волны. Лежащий на боку прицеп играл роль волнолома, и они, разбиваясь о него, окатывали потоками брызг тесную группу людей, жмущихся друг к другу на мокрой крыше кабины трактора.

Вертолет медленно прошел в нескольких метрах от него. Скользнув взглядом по тракторным кожухам, Борис перевел машину в набор высоты. «Висеть низко нельзя — можно залить двигатель водой через низко расположенный всасывающий патрубок. К тому же мешает прицеп и выхлопная труба, торчащая как шток над капотом. Но... надо приспосабливаться».

Двухтонным утюгом вертолет медленно надвигался сверху на желтую крышу. Анатолий, просунув руку за спиной пилота, открыл дверь. Соленый порывистый вихрь ворвался в кабину, мгновенно выстудив ее. «А, черт! Надо было берет надеть», — подумал Борис, пытаясь сбросить с глаз взъерошенные ветром волосы. Наверное, о том же подумал и авиатехник, надевая свою шапку на голову пилота.

Вот они, эти несчастные люди, обессиленные ледяным холодом и борьбой за жизнь с упрямым натиском двух стихий: воды и ветра. Возможно, устав, они уже не верили в помощь извне и, зная Каспий, экономили силы, выжидали изменения направления ветра и спада воды. Но ветер упрямо гнал и гнал волну за волной, затопляя низкий, давно уже не видный за горизонтом берег и не оставляя им никаких надежд. Обхватив друг друга руками, охотники закрылись с подветренной стороны куском парусины. Теперь на них обрушился еще и мощный воздушный поток от вертолетного винта, и ужасающий рев шестисотсильного мотора...

Зависая, вертолет «набычился» против ветра, высоко подняв хвост. Клочья пены, сорванные с гребня волны, разлетелись, мгновенно изрубленные лопастями. Брызгами полоснуло по кабине, соленая влага лизнула губы. Но пилот плавно, буквально по дециметру, перемещал вертолет влево. Стал вносить свои коварные «поправки» ветер, играя машиной и не давая ей возможности висеть «мертво».

Наконец вертолет застыл на месте, словно припаянный к невидимой точке. Выждав несколько секунд, пилот разрешительно кивнул головой.

Давай, быстро-быстро, — тут же заорал вниз Анатолий, высовываясь из двери.

Борис крепче сжал губы и еще теснее врос в сиденье. «Ну смелее, смелее, ребятки. Что же вы? Ну, давайте же!» Пора уже было уходить вверх, отдохнуть от такого висения, но в этот момент Анатолий, отчаявшись криком вывести людей из шокового состояния, повис в проеме двери, щупая одной ногой опору. Не найдя ее, продолжая материться, обернулся и... прыгнул вниз.

Борис оцепенел, судорожно гася готовый сработать импульс взлета. Внутри у него похолодело от мысли, что произошло бы, выпрыгни авиатехник секундой позже. Потом он увидел, как Анатолий с силой разгибает чьи-то пальцы, вцепившиеся в чей-то полушубок. Еще несколько энергичных манипуляций — и вот уже мокрые и грязные в ссадинах руки одного из охотников легли на обрез кабины. Анатолий помог поставить закоченевшую ногу его на скобу и, изловчившись, втолкнул человека в кабину. Дальше тот прополз за спиной пилота по диванчику сам.

Борис же продолжал свою адскую работу, удерживая вертолет на висении. Кисти рук закостенели на рычагах управления, икры ног каменно онемели в невероятном напряжении, глаза заливала слеза, которую нельзя было ничем смахнуть. Прожигая взглядом желтый клочок кабины трактора, пилот думал только об одном: если низко расположенный всасывающий патрубок вместе с воздухом хлебнет влагу в мотор, вертолет, теряя мощность, рухнет в воду, рубя и разрушая все, что попадет под лопасти...

Спустя некоторое время и второй охотник был с силой втиснут в кабину. Настала очередь Анатолия. Однако вместо того, что бы лезть наверх, он вдруг вскочил на крышу трактора, и в вертолет полетели, тяжело грохая об пол, ружья и снаряжение. Борис ожидал, что вслед за ними в кабину поднимется авиатехник. Но что это? «Чертов Толян, опять фокусы». Тот уже помогал третьему охотнику поставить ногу на скобу. Это был высокий, грузный человек, одетый в  бахилы внушительного размера. «Быстрее, быстрее», — мысленно торопил пилот неуклюжего охотника, а сам соображал, как же теперь быть с Анатолием, нарушившим заранее согласованный план — взять сначала только двух.

В этот момент охотник рванулся вверх и, теряя равновесие, свалился на пилота, обхватив его голову левой рукой. «Вот и все, конец!» — промелькнуло в сознании Бориса и холодной безразличной пустотой разбилось где-то глубоко под сердцем. Но профессиональный инстинкт оказался сильнее. Левая, более свободная рука пилота машинально рванула рычаг шаг-газа вверх. Одновременно сильным, отчаянным усилием он нырнул под мокрую, вонючую и такую тяжелую овчину, оставив под нею шапку и радиогарнитур. Борис хрипел, задыхаясь, не в силах ни разогнуться, ни сориентировать положение вертолета, так как ничего видеть не мог.

Наконец он сумел просунуть голову под мышкой охотника. Голова пилота почти лежала на левом колене, шаг-газ маячил у левого глаза, а правое ухо царапали выступы ручки управления. Но, главное — он теперь видел! Скованный страхом, бессильный изменить свое положение, живой, страшно тяжелый мешок лежал на пилоте, не двигаясь. Ноги охотника висели за бортом. Он мог бы наверняка сорваться, если бы изнутри кабины его не держали две пары рук. Держали, но втащить не могли.

Вертолет снова пошел на снижение. Едва он завис у трактора, Анатолий с такой силой втолкнул виновника в кабину, что тот едва не выбил головой остекление противоположной двери под громкие возгласы двух первых охотников.

Борис наконец смог выпрямиться и судорожно полной грудью всосал такой ароматный и удивительно сладкий живительный воздух. Сердце упругими толчками отдавалось где-то у самого горла. Колени ходили ходуном, а ступни ног нервно стучали о педали.

Оглушенный этой короткой смертельной схваткой за выживание, Борис набрал высоту, но еще долго не разворачивался в сторону берега, приводя свои чувства в порядок. Вперед со снижением вырвался самолет. Только теперь вспомнил пилот о сбитых с головы наушниках. Одной рукой нащупал их и пристроил на голове. Шапка Анатолия и раздавленные темные очки валялись внизу под приборной доской.

17-961, 17-961, почему не отвечаешь? — услышал Борис в эфире.

Не до того было, — переведя дух, отозвался он командиру Ан-2.

Разворот за мной, — ответил тот, — берег-то сзади, родимый!

Развернувшись, Борис увидел далеко внизу и слева высокую фигуру своего друга на фоне двух черных полушубков. Анатолий махал руками в сторону берега. Пилот засек обратный курс и скользнул взором по циферблату бортовых часов — вся операция заняла лишь четыре минуты. Потянул за фалу, с усилием закрыл дверь. Сразу стало теплее и тише. Пассажиры осмелели, отгороженные от пугающей забортной пустоты, и благодарно трогали его сзади за плечо.

Пока что все обошлось! Но мысль о повторном рейсе окатывала Бориса новой волной сомнений: «А вдруг что-нибудь помешает?» Однако он гнал ее прочь: этот рейс надо сделать во что бы то ни стало. Он полностью пришел в себя, расслабил мускулы. В какой-то неуловимый миг снова ощутил необыкновенный прилив сил, уверенности в себе, в своем «зеленом чуде».

Море уже не искрилось. Мрачно катило оно грязносерые волны, подгоняемые неслабеющим ветром. Ветер становился намного свежее: необозримая ширь мелководья пестрела клочьями пены, рвущимися к далекому берегу. В мелких местах желтело песчаное дно, всего несколько дней назад бывшее сушей. Косые солнечные лучи лишь изредка пронизывали плотные скопища темно-синих туч и моментально гасли, увядая в их клубящейся мути.

С попутным ветром оба воздушных судна уже через десять минут дошли до уреза воды. Самолет покачал крыльями и начал разворот против ветра. Вертолет следом пошел на посадку.

Только на земле Борис повернулся к пассажирам. Распахнув обе двери, скомандовал:

Робинзоны, вылезай, да побыстрее!

Охотники, пригревшись у горячей от мотора перегородки, нехотя зашевелились. Измученные лица засветились тусклыми улыбками. Первым ступил на земную твердь гот, кто чуть было не погубил все. Пилот шутливо погрозил ему кулаком. А в ответ этот человек долго жал, не отпуская, обе его руки и что-то говорил и говорил...

Погода быстро ухудшалась, и Борис поспешил в обратный рейс. Иной раз вода и небо сливались в одну массу. И тогда, казалось, вертолет завис внутри какого-то огромного шара без признаков горизонта. Все свое внимание пилот перенес на компас. Ветер встречный, сноса быть не должно. И все же нужен был еще один фактор — удача, которая хоть и зависит от умения, но выпадает далеко не всегда. В этой мерзкой круговерти очень просто не заметить трактор даже на очень близком расстоянии. Правда, камыш проскочить трудно. Но где искать трактор — справа или слева?

Борис был готов ко всему. Он твердо знал: назад ему без оставшихся на тракторе охотников, и тем более без Анатолия, пути нет. «Только бы не сдал мотор...»

Внезапно обшивка кабины гулко зашипела. В открытую форточку ворвался холодный вихрь, насыщенный до предела снежной крупой. Лететь оставалось всего три минуты, «Не вовремя встретился этот снежный заряд», — подумал Борис и стал понемногу снижать вертолет.

О! Удача! Какая удача! Какая фантастическая, невероятная и такая необходимая удача! Вертолет шел прямо на взмахи длинных рук Анатолия, стоявшего, словно живой маяк, казалось, прямо на воде. Пружина тягостного стонущего сомнения, сжатая до отказа девяносто девятью шансами против, мгновенно сработала под громовой раскат одного- единственного, секунду назад такого нереального, счастливого шанса удачи! Кровь горячей волной хлынула в голову, дыхание перехватило, и сердце, казалось, остановилось на пол-ударе! Руки и ноги сработали помимо воли — вертолет задрал нос, гася скорость! «Не проскочить, ни в коем случае не проскочить! Его Величество случай повторяться не любит!»

Вертолет завис метрах в десяти от поверхности воды. Условия висения на этот раз были намного хуже: ветер стал резче, порывистее и «таскал» машину из стороны в сторону. Волны несли на своих загривках столько пены, что она легко срывалась воздушной струей винта и мутной мерзлой пленкой оседала на остеклении.' Опять появились опасения — справится ли фильтр всасывающего патрубка с этой «мокрой» атмосферой, где воды, казалось, больше, чем воздуха.

К трактору вертолет снова подошел левым боком. Пилот раскрыл дверь. «Ниже и чуть вперед. Стоп — дальше уже нельзя! Хотят жить — как-нибудь влезут». Сейчас Борис видел всю тройку целиком. Охотники теперь вели себя смелее. Впереди, как каланча, широко расставив ноги в мокрых брюках и придерживая руками взлохмаченные волосы, стоял Анатолий в темной от влаги куртке.

На этот раз загрузка не причинила хлопот, хотя вертолет висел выше, чем в первый раз. Охотники стараниями Анатолия не задерживались и в считанные секунды уже сидели в кабине.

Но оставалось самое главное. Борис поднял вертолет чуть повыше. Задумался. Авиатехник в единственном числе выжидающе смотрел вверх. «Ему ведь подняться никто не поможет. А низко мне висеть нельзя. — Борис соображал. — Должно получиться». Замысел возник мгновенно: секунды три-четы- ре, пока, предотвращая инерцию снижения, двигатель будет работать с максимальной мощностью, под корпусом вертолета будет повышенное давление воздуха. В эти секунды брызги не страшны, отметенные в стороны. Но потом они возвратятся уже в потоке несущего винта сверху, и тогда... Короче, Анатолий должен догадаться, что именно эти секунды нужны ему для броска в кабину. Другого выхода просто нет...

«Принял преступно-безответственное решение... Переоценил свои возможности... Нарушил требования руководящих документов... С техникой пилотирования не справился... И если останется живой — с летной работы снять.. Пилотское свидетельство изъять... Галина, еще разочек прости меня, знала за кого замуж выходила!»

Взревел, выкладывая полную свою мощность, двигатель. Однако главное все же произошло: тенью мелькнула мимо Бориса легкая фигура его друга! В ту же секунду вертолет рванулся вверх. Уже на высоте восьми или десяти метров громко хлопнул, ухнул раз-другой мотор, вертолет «дернул» носом в сторону. Но все это уже было позади!

До захода солнца еще было некоторое время. Однако непогода сгустила сумерки до предела. Машина шла над самой водой, обгоняя пенистые волны. Малая высота еще более подчеркивала необычно большую скорость вертолета, увлекаемого ветром.

Из мрачной сосредоточенности вывел Бориса внезапно возникший побелевший от снежной крупы берег.

Я 674, слышу вас с юга. Ветер усилился, направление прежнее, — раздался почти одновременно в эфире голос с Ан-2.

А еще через пару минут впереди черным призраком замаячила громада самолета. Пилот почти на месте крутнул вертолет в развороте и вертикально, почти без зависания, влепил его во влажный, еще не промерзший песок.

Утомленный, взволнованный отчаянной борьбой с разгулявшейся непогодой, Борис сидел некоторое время в кабине, закрыв глаза и опустив отяжелевшие руки и голову. «Люди сняты — можно радоваться, но почему нет этой радости, чувства удовлетворения?» О будущем думать не хотелось, каков будет итог — покажет время. Час-полтора и все станет ясно.

За бортом скользили тени Анатолия и второго пилота с самолета, слышался сквозь гул ветра лязг ведер — началась заправка. Экипаж Ан-2 «обрадовал» вертолетчиков горючим, оторвав от своих запасов сто литров.

Командир, готово, — крикнул Анатолий, ныряя в теплую кабину, дрожа и лязгая челюстью. — Вот только мокрые штаны стащу. Может, просохнет роба, пока долетим, на горячей перегородке.

Пилот, сидя вполоборота, молча кивнул головой.

Что, Боря, плохо?

Плохо, Толя, хуже, наверное, не бывает.

Понятно, Ну и как? Летим?

Пилот медленно кивнул и тут же сказал самому себе.

От винтов!

Бах-бах-бах, — медленно заговорил поостывший двигатель, как бы раздумывая, запускаться ему или нет. Потом, словно приняв окончательное решение, сразу «забрал» торопливо и весело. Зеленые стрелки приборов ожили и рванулись каждая на свое место, как по команде. Никто и никогда еще, вероятно, не раскручивал так любовно несущий винт! Надо было это сделать с таким расчетом, чтобы тяжелые лопасти, гнущиеся под ветром, не ударили по хвостовой балке и в то же время быстро, чтобы не перегреть муфту...

Пилот застыл, согнувшись над рычагом и, отпуская его по миллиметру, следил за стрелками индикатора и секундомера бортовых часов. «Все! Обошлось! Включена!».

А кто регулировал муфту? — пошутил сзади Анатолий.

—- Хвастун несчастный. Ты вот лучше пристегнись

поплотнее.

Обижаешь, командир! Я же не Белка-Стрелка...

Вертолет еще на земле, а земли для пилота уже нет.

Есть тонкая нить авиагоризонта на приборной доске. Рев двигателя за спиной. Зеленый фосфорный мрак в кабине, огненные сполохи выхлопных газов за бортом да ореол бортовых огней. И чернота облачности впереди. И неизвестность... Еще не выйдя на взлетную мощность, двигатель рванул вертолет вверх, и сразу исчезла внизу плоскость земли. Машину, как игрушку, бросило вправо, затем сразу же влево.

Борис, конечно, ожидал сильную трепку, но первые же секунды буквально обескуражили его. Злость и ярость болтанки были ошеломляющими. Будто огромной кувалдой колотило по вертолету ежесекундно и со всех сторон. Удары сыпались так часто, что он едва успевал их парировать. Управление рвалось из рук. Огненный вихрь выхлопных газов и бортовых огней будто хохотал над усилиями пилота противостоять агрессивной стихии.

Высота росла. Скорость составляла около ста километров в час. Внезапно им овладело странное ощущение, будто вертолет «крутит бочки», вращается вокруг оси. Захотелось тут же «повернуть» его, но разум, этот страж истины и целесообразности, продиктовал властное и суровое: «Верь только приборам». Лишь незначительный качок авиагоризонта отразил секундную борьбу чувства и разума. Потом ему показалось, что машина летит на боку, затем «вверх колесами». Борис стал даже бояться, что где-то может прийти конец его волевым запасам и тогда, как говорят, «го- лова-ноги»: потеря пространственного положения, неуправляемый полет с однозначным финалом...

«Шалишь, не дамся», — неизвестно кому возразил он. Встряхнул головой, передернул плечами, силясь сбросить дурман ложных ощущений. Однако это ему не удалось.

Обиднее всего было то, что надо было лететь якобы «вверх колесами», когда сам-то знаешь, что летишь нормально и мучишься, и «борешься» с собой совершенно зря. «Сколько это будет длиться? Где конец облачности? А если прогноз ошибочный! Нет, нет! Этого не может быть, это был бы верх несправедливости! Фу, ты, что я плету? Фактическая погода в Кульсарах хорошая, значит, где-то есть и конец облачности».

961, я 674, как дела?

Шпарю «вверх колесами».

Иллюзии! Держись, командир. Мы пока еще лезем вверх, но уже есть разрывы облачности, высота тысяча восемьсот. Терпи, браток!

Терплю, спина мокрая.

Нормально, лишь бы не штаны...

Обливаясь потом и рыча сквозь зубы ругательства, пилот ожесточенно работал рулями. Стрелки пилотажных приборов

метались по шкалам «от и до», но сейчас было не до «чистоты полета». Только авиагоризонт и скорость владели его вниманием. Внезапно он ощутил облегчение в пилотировании и уверенность в себе. За бортом все так же полыхали выхлопы и ореолы от бортовых огней, но вертолет-то летел нормально — опять вниз колесами, как и положено!

Ага, наша взяла! — шумно прохрипел, оскалясь, Борис. И все же радоваться пока было рано, болтанка нисколько не ослабевала.

961, я 674, верхний край облаков две двести. Хорошую погоду в Кульсарах подтвердили, — прозвучал, пожалуй, последний приглушенный расстоянием привет от Ан-2. И хотя не было уверенности, что его услышат, благодарный Борис передал в эфир:

Все понял, Леша! Все понял...

^Последний толчок, уже не резкий, а продолжительный и упругий, забросил его метров на десять вверх и закончился мелкой, судорожной тряской. Вертолет мягко вынесло восходящим потоком в бездонное черно-синее небо. В последний раз метнулись цветные хвосты выхлопа в жидких уже клочьях грозной стихии и потухли, не встретив отражающей среды. Машина неподвижно зависла в невероятно спокойной после болтанки атмосфере.

Спокойный, несложный теперь полет располагал ко сну, и Борис боролся с ним как мог. В какие-то миги голова пилота будто срывалась с невидимого упора и резко падала, ударяя подбородком в грудь. И первое, что ощущал в такие минуты Борис, это неимоверно громкий, яростный рев двигателя, будто взъяренного и возмущенного тем, что хозяин его, пилот, спит, в то время как он, мотор, надрывается столько часов подряд.

Пилот подскакивал на кресле, насколько позволяли привязные ремни, мысленно делал себе «выговор» (не-по- рядок, Борис Павлович!) и исправлял положение вертолета. Пробовал петь, щипал себя, потом громко крикнул назад:

Толя, не спи, смотри за мной — гробанемся!

«Ах, бензин, бензин! Незаметно, но ползет окаянная стрелка бензочасов влево. Хоть застрелись — она свое! И определить хотя бы приблизительно место вертолета невозможно. Сколько еще лететь до Кульсаров? Хватит ли горючего?».

Борис снизился до двухсот метров. С этой высоты при свете луны уже можно было ориентироваться. Но стрелка бензиномера издевательски покачивалась в левом углу шкалы, изредка уже наталкиваясь на ограничитель. «Стрелка ходит, значит горючее плещется. Но сколько его? Сейчас счет идет уже на литры!». А лететь осталось километров двадцать. Беспокойство нарастало с каждой минутой.

Толя, посмотри поправку бензиномера на нуле. Да штаны надень, пора.

Момент, — авиатехник включил освещение и нагнулся к крохотному графику поправок на боковой панели. -— Командир, плюс десять литров, целое ведро!

Борис сдержанно кивнул головой — после того, как стрелка станет устойчиво на нуль, мотор будет работать еще шесть минут.

...Впереди сквозь дымку замерцали огоньки Кульсаров — призывно и в то же время тревожно. Еще километров десять. Да еще заход на посадку против ветра. А на заходе — трубы и мачты турбинного цеха, сердца компрессорной. И вдруг совершенно неожиданно в эфире прозвучало.

17-961, слышу ваш двигатель, обозначьте себя фарой.

Борис подскочил от неожиданности: кто б это мог быть?

17-961, Я 14-134, обозначьте себя фарой...

Вертолет Ми-4 нашего отряда. Он же в Ганюшкине стоит! Значит, привез кого-то.

Включаю, — поспешно ответил Борис, — вы на земле?

На твоей точке. Площадка свободна. Мы стоим на грунте пятьдесят метров севернее. Ветер десять-пятнадцать метров юго-западный. Как дела?

Горючее на нуле...

Понял!

Вот она, площадка. Прожектор мигает, не переставая. Вспыхнул и медленно пополз по земле яркий луч посадочной фары вертолета Ми-4. Он остановился на маленьком, издали ослепительно белом, квадрате вертолетной площадки. Вертолет, подгоняемый ветром, стремительно приближался к ней. Время уже исчислялось секундами. «Если немедленно не найду нужного решения — конец», — с тоской подумал Борис. Перед глазами лишь на мгновенье, как кадры любимой картины, промелькнули тревожно-вопросительные глаза Галины и Сашки: «Ты же обещал...»

Вертолет носом уже закрывал площадку. И в который уже раз за этот день лоб снова покрылся испариной, и екнуло в левой стороне груди. Площадка ушла под капот... Еще не сознавая, что он делает, Борис быстро ввел машину в разворот. Хвост почти на месте описал широкую дугу, и вертолет развернулся на обратный курс против ветра. Площадка оказалась у него сзади, а еще дальше -— компрессорная. Анатолий замер от неожиданности. Борис же досадно крякнул и закрутил головой — таких фокусов, видимо, еще никто не откалывал. В конце концов если никто так не делал, то только потому, что не попадал в такую передрягу. Он сбросил шаг-газ, разъединяя мотор и несущий винт и переходя на авторотацию. Мотор глухо рокотал на малых оборотах без нагрузки. Теперь ветер, наоборот, сносил вертолет назад, что и нужно было пилоту.

...Высота еще сто метров. Внизу уже виден угол бетонки. Последние секунды полета, пора «сводить стрелки» — соединить трансмиссию с мотором. Но в этот момент, когда сердце уже, казалось, трепетало от радости, его вдруг обожгла мысль, что на зависании как раз и может «обрезать» двигатель. Мгновенный рывок, и вертолет завалится на правый бок, молотя лопастями по земле. Борис решительно перенес руку на «стоп-кран». И в этот момент двигатель затих. Тут же вертолет вошел в луч фары стоящего на земле Ми-4, шумя и свистя лопастями, взятыми, на «большой шаг», и мягко коснулся родного бетона...

Теряя инерцию, гнулись под ветром и снова взмывали, как бы отдавая честь, лопасти, постукивая упорами. Хвостовой винт мягко шуршал своими лопатками. Жужжали гироскопы невыключенного авиагоризонта. Гудел преобразователь радиокомпаса, а неподкупная стрелка его честно и до конца указывала направление на радиомаяк. Пилот, согнувшись, застыл, прильнув губами к ручке управления, слегка ходившей «по кругу» за лопастями. Потом, вяло отстранившись, сонно перевалился на горячий диванчик и пробормотал: «Немного полежу...» «Ложись, ложись, Боря», — Анатолий торопливо подложил ему под голову куртку, поправил ноги. Задержавшись в двери кабины, еще раз всмотрелся в лицо командира, блестевшее испариной, в темные провалы глазниц, из которых почему-то выкатывались одна за другой крупные слезы. Нет, пилот не плакал. Он спал. Слезы катились сами. Борис не проснулся даже тогда, когда его перенесли из тесноватой кабины в вахтовый «Икарус». Дорожные фары автобуса удивленно и уважительно глядели на площадку, где одиноко стоял маленький зеленый вертолет. Чудо зеленое!

 

 

Edited by Vann_76
  • Upvote 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо! Очень мощный рассказ! Тут слов мало - МУЖИКИ!

Edited by Marque

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хочу побеседовать немного еще вот о чем..

Есть у меня самолетик, ил-22 раскрасил

Но с одной надписью проблема, там место нехорошее - "пупок какбы на нос тянули" и текстуры там искажаются как ни выделывайся.

Я и уменьшал и опускал пониже - всё равно тянет.. Надпись то итак должна быть в 3 раза больше почти..

Вообщем вот так.

post-57099-0-50941400-1393490139_thumb.jpg

post-57099-0-32729000-1393490160_thumb.jpg

Вторая и главная проблема - че-то я убил чтоли какую-то гаугу или где?

Как только прикоснусь к пульту радиоинженера и тыкну кнопку ак-ров или любую - сим вырубает!

post-57099-0-48830100-1393490467_thumb.jpg

А если не вырубает, то сразу перенастраивается весь сервисный прибор. Только-что руд - это был руд. А штурвал был штурвал и педали аналогично.

И вдруг  бац - всё перенастроилось и изменить фига два!

 

Походу ил надо переустанавливать. Капут какой-то я сделал...

 

Ливрею надо кому? Может сами че придумаете или закрасите эту очень важную надпись. ВЕСЬ, бляха медная, ШАРМ самолета!

IL22-RF95676.zip

 

А еще, Саша, смотри как моделька сделана машинки то!

Раньше внимания не обращал, а сейчас поразглядывал. Обалденно, никаких швов, косячков, задоринок! Вот это мастерство! От це МАКРОС!!!

Edited by Marque

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ма-а-м-а-а-а-а-а....

тьфу, т.е.

САША-а-а-а-а у меня получилооооось!

Домики в Горноправдинске на горе засветились окошками!

post-57099-0-71223000-1393606020_thumb.jpg

 

  • Upvote 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...